Метаплазия

На фоне всех этих фактов и с учетом хорошо известного в сравнительной гистологии огромного многообразия приспособительных клеточных и тканевых структур в масштабах животного мира представляется не столь уж справедливым утверждение Nicholson (1926) о том, что «долг патологов показать биологам, что они никогда не оценят адаптивности, обнаруживаемой клетками высших животных… пока они не обратят внимания на патологию». Тем не менее, следует согласиться с Willis (1962), что почти все части прегаструляционного зародыша способны при определенных обстоятельствах дифференцироваться в весьма различные ткани взрослого, т. е. что они почти абсолютно пластичны; в течение и после гаструляции эта пластичность прогрессивно утрачивается, каждая часть становится более и более ограниченной в ее способностях к дивергентной дифференциации. Метаплазия, однако, показывает, что эти способности никогда не утрачиваются полностью, что в течение всей жизни большинство тканей сохраняет некоторую степень пластичности, выражающуюся в метаплазии, которая, таким образом, представляет собой перманентный остаток много большей пластичности тканей раннего зародыша. Willis подчеркивает, что эта пластичность может в некоторых тканях переходить «проведенные человеком границы между зародышевыми листками» (стр. 577), однако приводимый им тут же пример, «когда мезодермальный cervix продуцирует кожу», явно относится к области явлений меторизиса.

Комментарии запрещены.